Умные мысли:

 

Каждый, у кого нет машины, мечтает её купить; и каждый, у кого есть машина, мечтает её продать. И не делает этого только потому, что, продав, останешься без машины. Человек как никто из живых существ любит создавать себе дополнительные трудности. Именно этим объясняется желание иметь собственный автомобиль.

(к/ф «Берегись автомобиля»)

 

Если мужчина открывает дверь машины жене, значит это или новая машина, или... новая жена

 

Если из отечественной машины перестало капать масло... значит, оно закончилось! )

 

Автомобиль - не роскошь, роскошь - запчасти к нему (Иван Иванюк)

 

Если Вы ехали в машине и вас очень сильно тряхнуло - то это к денежным хлопотам. Чтобы определить точнее, выйдите из машины и посмотрите на бамперы: если погнулся передний - к потере денег, если же погнулся задний - к прибыли!

 

VosAuto © 2008
Privacy Policy | Terms Of Use
Звоните: 8-926-045-00-05

 

Книга 'Города подмосковья':

"Николай". "Николай I, которому на подпись принесли проект первой в России чугунки, повелел для дополнительной устойчивости делать колею «на фиг шире». Что и было исполнено буквально. Есть немало версий, объясняющих, почему железнодорожная колея в России на 8,5 сантиметра шире западноевропейской. Одно из объяснений облечено в форму исторического анекдота. Якобы полтора с лишним века назад Николай I, которому на подпись принесли проект первой в Российской империи чугунной дороги, вспомнил о родных буераках да оврагах и, стукнув кулаком по столу, повелел для дополнительной устойчивости делать колею «на фиг шире». Что и было исполнено инженерами практически буквально (разумеется, в той степени, в какой выражение «на фиг» вообще поддается буквальной трактовке). К счастью, далеко не все стальные магистрали строились в нашей стране по заветам Николая Александровича. Советское время стало золотым веком развития интереснейшей разновидности железных дорог, известных нам как узкоколейные. Из их названия понятно: межрельсовое расстояние там не «на фиг шире», а, наоборот, уже принятого в Западной Европе. Причем уже даже не на один, а на целых девять тех самых «фигов». Ведь на 1520 миллиметрах обычного стального пути могли бы поместиться в точности два пути узкоколейных, если бы кому-то в голову пришло проложить их один впритык к другому. Советская статистика не оставила нам точных сведений об общей длине узкоколейных железных дорог. Многие цифры были засекречены: из-за сравнительно простой и дешевой эксплуатации эти пути сообщения снискали чрезвычайную популярность у военных да начальников над местами не столь отдаленными. Очевидно одно: когда-то мелкая сеть действующих узкоколейных дорог накрывала всю страну, ведь, по косвенным оценкам, они превосходили традиционные МПСовские рельсы по суммарной длине в полтора раза! В начале 1980-х годов появился даже удивительный проект объединения основных узкоколейных дорог Европейской части СССР в непрерывную магистраль, в соответствии с которым, сев в мини-вагончик в Переславле-Залесском, можно было приехать в Горький. Основной компонентой этой магистрали должна была стать узкая колея, доходящая из Горьковской области до станции Пилево на ширококолейном ходу Рязань–Владимир. А дальше на северо-запад начиналась вотчина объединения «Шатурторф» – своеобразной узкоколейной столицы Центральной России. Без особого преувеличения можно сказать: в Шатурском районе благодаря торфоразработкам узкоколейные железные дороги были основным видом транспорта. И не только грузового, но и пассажирского! В поселке Бакшеево, что к северу от города Рошаль, для узкоколейных поездов даже построили специальный вокзал, а пассажирское сообщение связывало этот населенный пункт аж с Егорьевском – центром соседнего района! Увы, уже давно рельсы большинства узкоколеек сгинули в металлоломе. Закрыт путь из Рязанской области на Нижний Новгород, а под Шатурой движение сохраняется лишь на трех небольших участках торфоразработок. Больше всего узкоколейных составов уцелело на Рязановском торфо-транспортном предприятии. Общая длина здешних путей достигает 40 километров, а выходят рельсы из внушительных размеров депо на отшибе поселка Рязановский. Вернее, депо тут даже два, и под крышами обоих – будто Мамай погулял: темень да ветер, рядами стоят замершие тепловозы, и только двое слесарей неторопливо возятся у станка с какой-то железякой. Впрочем, жизнь тут все же теплится. Вот пустошь перед депо оглашает пронзительный сигнальный свист, и перед нами тормозит ЭСУ – электрическая самоходная установка. Впрочем, так длинно эту повозку тут именовать не привыкли: в ходу термин «единица». Машинист этой самой единицы берет на борт репортеров «Вечерки» с начальником транспортного цеха Владимиром Сидоровым, и, просигналив еще раз, мы отправляемся в путь".

< Предыдущая страница Вернуться на главную Следующая страница >