Умные мысли:

 

Каждый, у кого нет машины, мечтает её купить; и каждый, у кого есть машина, мечтает её продать. И не делает этого только потому, что, продав, останешься без машины. Человек как никто из живых существ любит создавать себе дополнительные трудности. Именно этим объясняется желание иметь собственный автомобиль.

(к/ф «Берегись автомобиля»)

 

Если мужчина открывает дверь машины жене, значит это или новая машина, или... новая жена

 

Если из отечественной машины перестало капать масло... значит, оно закончилось! )

 

Автомобиль - не роскошь, роскошь - запчасти к нему (Иван Иванюк)

 

Если Вы ехали в машине и вас очень сильно тряхнуло - то это к денежным хлопотам. Чтобы определить точнее, выйдите из машины и посмотрите на бамперы: если погнулся передний - к потере денег, если же погнулся задний - к прибыли!

 

VosAuto © 2008
Privacy Policy | Terms Of Use
Звоните: 8-926-045-00-05

 

Книга 'Города подмосковья':

"Эпидемия чумы в России была, например, в конце 18 века - для захоронений умерших от чумы в Москве было открыто Миусское кладбище, действующее и сейчас". Rostislav дает ответ: "Когда были эпидемии, у нас плотность населения была поменьше чем в канаде". Молодой Красивый и богатый отмечает: "Была чума. Старых одесситов спроси. Они тебе "чумку" покажут".

Alina Todorovich отмечает: "А как ей туда было попасть-путешествовали мало,климат не очень подходящий, да и территории для того времени было ого-го сколько-пока доедешь куда-то никакая чума не зацепиться". Vadimko отмечает: "Я тоже думаю из-за плотности населения". Sergey отмечает: "В 14 веке была в Пскове затем в Москве ,Смоленске ,Новгороде Через четыре года снова разразилась страшная эпидемия, на этот раз он начался на низовьях Волги и затем распространился дальше на север. Особенно пострадали города Нижний Новгород, Рязань, Коломна, Переяславль, Москва, Тверь, Владимир, Ярославль, Суздаль, Дмитров, Можайск, Волок, Кострома и Белозерск. В Москве и Твери эпидемия продолжалась и в 1365 г., и в том же году она появилась в Торжке, Ростове и Пскове. Смертность в эту эпидемию была ужасная, мертвых не успевали хоронить, в одну могилу хоронили по 5-10 и более трупов; в день умирало по 2-30 человек, а местами даже до 100 и более. Многие города и села запустели, множество домов совершенно вымерло. Ни о лечебных, ни о предупреждающих мерах против болезни упоминаний нет. Эпидемию упоминает Лаврентьевская летопись и Московский летописный свод, причем упоминание Московского свода самое полное среди данных летописей за весь рассматриваемый период:".

Отвечалкин отмечает: "Были.Может это и преувеличение,но запомнился один момент.В Смоленске от чумы вымер весь город и осталось в живых только человек пять, они ушли из города, закрыв ворота за собой". Ашот Григорян поясняет: "Как и секса?". Леонид Городин поясняет: "Чума вспыхнула на Большом суконном дворе, что за Москвой–рекой у Каменного моста, на Софийской набережной. Администрация, не поняв, что это чума (а может быть, надеясь на русское “авось”), попыталась скрыть мор: умерших на фабрике хоронили тайно, по ночам, не ввели карантина. Очень скоро чума выплеснулась в город. Началась паника, которая при любой эпидемии усугубляет положение. Мастеровые с суконного двора разбегались по домам, разнося заразу. Москвичи укрывались в подмосковных имениях, многие бежали в другие города. Была парализована вся жизнь в городе. Зажгли костры, ударили в набат (верили, что колокольный звон отведет от города страшную беду). Над Москвой стоял черный дым. Ежедневно умирало более тысячи человек. Некому было убирать трупы, мертвецами были завалены дома и улицы. Тогда московские власти вынуждены были прибегнуть к помощи колодников, осужденных на каторгу. Они “занимались только выволакиванием крючками из домов зачумелых и погибших от заразы, вываживанием их за город и зарыванием в большие ямы”. Колодники в дегтярных робах с дырами для глаз и рта разъезжали по улицам, врывались в дома, железными крюками волокли мертвых в ужасные телеги–фуры, свозили их на кладбище и зарывали в общих могилах без отпевания и церковных обрядов.Генерал–губернатор П.С. Салтыков, отчаявшись справиться с эпидемией, уехал в свое родовое имение Марфино. За ним уехали обер–полицмейстер И.И. Юшков и другие градоначальники. Город остался без власти. Мор и мародерство довели до отчаяния жителей Москвы.Нужна была искра, чтобы произошел взрыв. По городу поползли слухи, что у Варварских ворот появилась чудотворная икона Боголюбской богоматери, которая дает исцеление от страшной болезни. Большие толпы людей у Варварских ворот способствовали распространению инфекции. Московский архиепископ Амвросий дал распоряжение убрать икону и закрыть ее в одной из церквей. Этот слух (конечно, в искаженном виде) быстро разлетелся по городу. Кто–то ударил в набат. Огромная толпа собралась между Ильинскими и Варварскими воротами. Люди были вооружены кольями, топорами, камнями. Кто–то крикнул, что Амвросий украл чудотворную икону. Этого было достаточно. Разъяренная толпа направилась в Кремль, в Чудов монастырь, где находилась духовная консистория. Требовали Амвросия, который успел скрыться в Донском монастыре. Не найдя его, толпа бросилась громить богатые дома, карантины, чумные больницы.Вот как описывает этот страшный день Д.С. Самойлович, лечивший больных в чумных бараках Даниловского монастыря: “Я первый попал в руки бунтовщиков, стоявших у Даниловского монастыря. Они схватили меня, избили... Я чудом спасся от неблагодарных, искавших моей погибели”. Бунтовщики направились в Донской монастырь, где на хорах обнаружили Амвросия и зверски его растерзали. Другая трагедия разыгралась на Красной площади. Немногочисленный отряд (130 чел.) солдат и офицеров под командованием Е.Д. Еронкина был забросан камнями и кольями. После этого был отдан приказ стрелять картечью. Сотни трупов усеяли Красную площадь. Толпа, унося раненых, отступила".

< Предыдущая страница Вернуться на главную Следующая страница >